МИРОВЫЕ РЕКОРДЫ НАШИХ РАКЕТ

17 декабря в нашей стране отмечается День ракетных войск стратегического назначения. День РВСН для АО «ВПК «НПО машиностроения» – особо значимый праздник. Прежде всего потому, что работа в области межконтинентальных баллистических ракет является одним из главных тематических направлений в деятельности предприятия.
О том, какие задачи сегодня стоят перед разработчиками ракетных комплексов с МБР, в беседе с корреспондентом газеты «Трибуна ВПК» рассказал инженер I категории отдела 16-34 нашего предприятия П.В. Трахачев.

«В начале хотелось бы поздравить сотрудников нашего предприятия, для которых этот праздник является профессиональным, а также тех, кто и после ухода из рядов «ракетчиков» продолжает активно трудиться в данной области. Что касается межконтинентальных баллистических ракет, на нашей фирме можно выделить несколько основных направлений деятельности: это продление сроков эксплуатации комплекса с МБР РС-18; сервисное обслуживание, авторский и гарантийный надзор за комплексом с МБР РС-18; а также разработка и испытания перспективных ракетных комплексов», пояснил Павел Трахачев.
Отдельно он остановился именно на первом направлении – продлении сроков эксплуатации (ПСЭ) комплекса, как одном из наиболее приоритетных для предприятия. Проблема в том, что ракетные комплексы с баллистической ракетой УР-100Н УТТХ (она же МБР РС-18) ставились на боевое дежурство с 1980 года (а фактически – с 1975 года, если учитывать модернизацию УР-100Н). Эти комплексы обеспечивали стратегический паритет для нашей страны в самое непростое время, а все семейство «соток» позволяет говорить о самой массовой в истории серийной межконтинентальной баллистической ракете.
«Первоначальный заявленный ресурс данных ракетных комплексов составлял 10 лет. Это значит, что предприятие поставляло Министерству обороны изделия, на которые давало гарантию, что они будут сохранять показатели надежности, боеготовности и прочие свои эксплуатационные характеристики в течение 10 лет боевого дежурства. Не дожидаясь окончания сроков эксплуатации, разработчики задались вопросом, как продлить эти сроки», – пояснил Павел Викторович.
Основная идея заключалась в том, чтобы задать дополнительный срок службы, который позволит держать на боевом дежурстве ракетные комплексы после истечения первоначальных гарантийных сроков без снижения показателей надежности и боеготовности, а также с обеспечением безопасности эксплуатации. Но как это сделать? Ведь ракетные комплексы, стоящие на боевом дежурстве, не сообщают всей информации о своем «самочувствии», а также не делятся полной информацией о состоянии абсолютно всех своих агрегатов и систем (а их можно насчитать сотни и тысячи). Получаемых данных, как правило, было достаточно только для того, чтобы оценить степень готовности к пуску в конкретный момент времени.
«Ракеты дежурят, улетают, решают поставленные перед ними задачи и это, как правило, стандартный объем информации, который можно было получить об их функционировании. А нам, как разработчикам, и тем, кто эксплуатирует ракетную технику, интересна более детальная картина, которая могла бы быть получена на самых разных стадиях жизненного цикла изделий, особенно при их полете, при подготовке к пуску, в моменты старта из пусковых установок. Для решения подобных вопросов в 1986 году НПО машиностроения завершило разработку специальной головной части для МБР РС-18 в интересах ПСЭ – оснащенной системой телеметрических и траекторных измерений», – пояснил инженер и отметил, что на современных этапах в процессе наблюдений за ракетным комплексом, стоящим на дежурстве, собирается довольно обширный объем информации для анализа. Кроме того, разработано и внедрено несколько сотен теоретических и экспериментальных методов для оценки и прогнозирования технического состояния. Но, несмотря на это, все равно остается ряд вопросов, ответы на которые могут быть получены только при проведении опытных пусков.
«Определенные системы комплекса начинают взаимодействовать только в процессе предстартовой подготовки или полета ракеты и смоделировать в наземных условиях состояние части параметров еще несколько лет назад было практически невозможно. Вполне естественно, что с накоплением опыта прогнозирования, развитием методов исследований и проведения новых опытных конструкторских работ по данным направлениям таких параметров становится меньше. Однако, чтобы подробнее оценить состояние и работоспособность всех систем, а также наиболее точно прогнозировать их поведение и состояние в будущем, все равно особую ценность представляют данные, полученные непосредственно при проведении пусков», – рассказал Павел Викторович.
«Изначально практика была такая: с определенной периодичностью выбиралось самое «старое» изделие, стоящее на вооружении, и производился его отстрел, так называемый учебно-боевой пуск», – пояснил мой собеседник.
Суть заключалась в том, что начала создаваться методология ПСЭ. Было принято одно из первых решений в данном направлении: осуществлять контрольные пуски с использованием систем измерений, регистрации и анализа параметров функционирования изделий и на основании результатов этих пусков подтверждать возможность ПСЭ. Для этих целей и устанавливалась та самая специальная головная часть разработки НПО машиностроения, оснащенная системой измерений. В ходе пуска собиралось максимальное количество информации. Следует отметить, что предприятие уже имело некоторый задел, осуществляя работы по обеспечению продления сроков эксплуатации для первых поколений «соток». Учебно-боевые пуски производились сначала из позиционных районов, а затем были перенесены на космодром «Байконур».
Окончание заявленных гарантийных сроков для комплекса с МБР РС-18 пришлось на конец 80-х, когда совсем немного оставалось до распада Советского Союза. Складывалась сложная политическая и экономическая обстановка в стране. Возможность продления сроков эксплуатации ракетных комплексов разработки НПО машиностроения, во-первых, позволила поддержать стратегический паритет России, во-вторых, благодаря этой возможности, модернизация стратегических ядерных сил страны была постепенной, без пиковых нагрузок на экономику.
«Комплекс с МБР РС-18 продолжает стоять на боевом дежурстве, он нисколько не теряет актуальности по своим тактико-техническим характеристикам, просто его ресурс не бесконечен, и наша задача – этот ресурс максимально продлить», – пояснил Павел Трахачев.
Решения о возможности продлении срока эксплуатации принимаются с определенной периодичностью на основании заключений головного разработчика, то есть АО «ВПК «НПО машиностроения», и научно-исследовательского института Министерства обороны.
«Сейчас при головной роли нашего предприятия решается очень серьезная задача – практически четырехкратно увеличить срок службы комплекса от изначально заявленного. Осуществимо это благодаря как высокой надежности комплекса, заложенной Генеральным конструктором В.Н. Челомеем, так и реализации программы продления сроков эксплуатации, сервисному обслуживанию, авторскому и гарантийному надзору за комплексом с МБР РС-18. Эти направления тесно связаны между собой. Наши специалисты постоянно выезжают на объекты эксплуатации, контролируют проводимые там мероприятия и доработки, участвуют в поиске и устранении неисправностей, выдают необходимые рекомендации, а также осуществляют периодическое обслуживание. То есть, от нас зависит не только подтверждение возможности продления сроков эксплуатации комплекса, но и обеспечение нахождения комплекса в надлежащей степени боевой готовности при эксплуатации в пределах увеличенных сроков», – пояснил инженер.
Важно понимать, что за этими цифрами в течение многих лет стоит масштабная и сложная научная работа: десятки опытных конструкторских работ и сотни экспериментов.
«Некоторые снимаемые с дежурства изделия подвергают дефектации: разделению целостных изделий на отдельные элементы с контролем их состояния и работоспособности, а также с проведением дополнительных наземных испытаний выделенных элементов», – рассказал Павел Трахачев.
Например, одно из особо важных исследований – анализ состояния топливных баков ракет. Если убедиться, что с топливом и конструкцией стенок баков все в порядке, то это снимает большой ряд вопросов относительно готовности ракетных комплексов к применению, а также относительно безопасности эксплуатации этих комплексов. В течение гарантийного срока, пока ракета находится в статическом состоянии, баки с топливом находятся под большой нагрузкой, могут деформироваться, а также на них постоянно воздействуют агрессивные среды, поэтому важно контролировать их состояние.
Ракеты УР-100Н УТТХ на сегодняшний день являются самыми длительно находящимися на боевом дежурстве в мире! Каждая МБР, однажды заправленная и ампулизированная, может находиться практически в постоянной готовности к применению более 35 лет!
«В данный момент сложилась такая ситуация, что именно НПО машиностроения обладает самой большой базой и наиболее актуальным опытом по продлению сроков эксплуатации ракетных комплексов, опытом осуществления постоянного контроля технического состояния, контроля изменения во времени и прогнозирования параметров ракет-носителей и других систем ракетных комплексов. Наше предприятие совместно с кооперацией первым стало решать такие сложные задачи, как особо длительное продление сроков эксплуатации, разрабатывать методики и проводить научно-исследовательские работы в этом направлении. Теперь уже мы сами можем делиться своим опытом с другими разработчиками ракетных комплексов, в том числе другого базирования, а также использовать полученный опыт при перспективных разработках», – рассказал Павел Трахачев.
Существует еще один вопрос, который был успешно разрешен при головном участии нашего предприятия: это судьба отдельных ракет, срок эксплуатации которых подходит к концу, ведь на их производство были затрачены большие ресурсы и просто утилизировать их – далеко не единственный и не самый рациональный выход. Дело в том, что межконтинентальную баллистическую ракету, снимаемую с боевого дежурства, можно адаптировать, чтобы она выводила в космос полезную нагрузку.
«Определен объем доработок и технология подготовки МБР для выведения полезной нагрузки. Нам выделяли МБР, снимаемую с боевого дежурства, а мы организовывали запуск на орбиту груза с использованием выделенной ракеты. Таким образом, решалась двойная задача: подтверждение возможности продления сроков эксплуатации и доставка полезной нагрузки на космические орбиты», – пояснил инженер.
Павел также отметил, что необходимости отказываться от продления сроков эксплуатации пока нет.
«В этом году мы подготовили очередное заключение о возможности продления сроков эксплуатации и обеспечивали плановое обслуживание и высокую степень боевой готовности непосредственно в позиционных районах. Работа в этом направлении велась, и будет вестись, насколько это возможно, ввиду экономической оправданности данных мероприятий, хотя разработки и испытания в области перспективных ракетных комплексов тоже активно ведутся», – сообщил он.
Нет сомнений, что наши комплексы и впредь будут поддерживать обороноспособность нашей страны на самом высоком уровне!
Катерина Корнеенкова




ПЕРВАЯ ПРОКУРАТУРА ПО НАДЗОРУ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ НА РЕЖИМНЫХ ОБЪЕКТАХ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ РАЗЪЯСНЯЕТ:

Трудовым кодексом Российской Федерации закреплены дополнительные гарантии для работников – беременных женщин

Согласно ч. 3 ст. 64 ТК РФ запрещается отказывать в заключении трудового договора женщинам по мотивам, связанным с беременностью или наличием детей.
Беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до полутора лет, не устанавливается испытательный срок при приеме на работу в соответствии с ч. 4 ст. 70 ТК РФ.
Согласно ч. 2 ст. 93 ТК РФ работодатель обязан устанавливать неполное рабочее время по просьбе беременной женщины. При этом неполное рабочее время устанавливается на удобный для работника срок, но не более чем на период наличия обстоятельств, явившихся основанием для обязательного установления неполного рабочего времени, а режим рабочего времени и времени отдыха, включая продолжительность ежедневной работы (смены), время начала и окончания работы, время перерывов в работе, устанавливается в соответствии с пожеланиями работника с учетом условий производства (работы) у данного работодателя.
Беременные женщины не допускаются к работе в ночное время, сверхурочной работе (ч. 5 ст. 96 , ч. 5 ст. 99 ТК РФ).
Оплачиваемый отпуск по заявлению работника должен быть предоставлен в том числе до истечения шести месяцев непрерывной работы женщинам – перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него (ч. 3 ст. 121 ТК РФ).
Не допускается отзыв из отпуска беременных женщин (ч. 3 ст. 125 ТК РФ).
Согласно ч. 3 ст. 126 ТК РФ не допускается замена денежной компенсацией ежегодного основного оплачиваемого отпуска и ежегодных дополнительных оплачиваемых отпусков беременным женщинам (за исключением выплаты денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении, а также случаев, установленных ТК РФ).
Согласно ст. 254 ТК РФ беременным женщинам в соответствии с медицинским заключением и по их заявлению снижаются нормы выработки, нормы обслуживания либо эти женщины переводятся на другую работу, исключающую воздействие неблагоприятных производственных факторов, с сохранением среднего заработка по прежней работе.
До предоставления беременной женщине другой работы, исключающей воздействие неблагоприятных производственных факторов, она подлежит освобождению от работы с сохранением среднего заработка за все пропущенные вследствие этого рабочие дни за счет средств работодателя.
При прохождении обязательного диспансерного обследования в медицинских организациях за беременными женщинами сохраняется средний заработок по месту работы.
Беременные женщины не могут привлекаться к работам, выполняемым вахтовым методом (ст. 297 ТК РФ).
Согласно ст. 255 ТК РФ женщинам по их заявлению и на основании выданного в установленном порядке листка нетрудоспособности предоставляются отпуска по беременности и родам продолжительностью 70 (в случае многоплодной беременности – 84) календарных дней до родов и 70 (в случае осложненных родов – 86, при рождении двух или более детей – 110) календарных дней после родов с выплатой пособия по государственному социальному страхованию в установленном федеральными законами размере. Отпуск по беременности и родам исчисляется суммарно и предоставляется женщине полностью независимо от числа дней, фактически использованных ею до родов.
В соответствии со ст. 259 ТК РФ запрещаются направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни беременных женщин.
Перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него либо по окончании отпуска по уходу за ребенком женщине по ее желанию предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск независимо от стажа работы у данного работодателя (ст. 260 ТК РФ).
Согласно ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем. В случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении ей в установленном порядке отпуска по беременности и родам – до окончания такого отпуска.
Согласно ст. 261 ТК РФ женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.




НАШЕ ОРУЖИЕ ОСТАЕТСЯ КРАЙНЕ ВОСТРЕБОВАННЫМ

Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» – разработчик и производитель авиационных ракет и торпедного вооружения, береговых ракетных комплексов и гиперзвукового оружия. О том, какие сложности возникают при заключении контрактов, почему система финансового контроля добавляет промышленности проблем, что дала сирийская кампания и почему заниматься конверсией сейчас сложнее, чем в 1990-е годы, рассказал в беседе с корреспондентами газеты «Коммерсантъ» Генеральный директор КТРВ Борис Викторович Обносов.

– Общеэкономическая ситуация в стране сейчас не самая простая. На показателях КТРВ это сильно отражается?
– В общем, выручка в прошлом году у нас была хорошая – 211,4 млрд рублей. Если сравнить с 2016 годом, то произошел рост, причем существенный – тогда был показатель 172,8 млрд рублей. Чистая прибыль – более 23 млрд рублей. Мы много работаем по различным проектам, и результаты этого года также видятся неплохими. Совокупные объемы в текущем году ожидаются около 240 млрд рублей. И это без учета показателей Концерна «Гранит-Электрон», который в структуру корпорации вошел, но еще не закончилась передача акций.
– Падение военных заказов чувствуется?
– Конечно. Если сравнить предыдущие 19 трлн рублей (выделенных на закупки вооружений и военной техники в 2011–2020 годах – «Ъ») и 19 трлн руб. сегодня (на госпрограмму вооружения до 2027 года – «Ъ») – между ними большая, если не сказать огромная, разница. Та же инфляция съедает приличную часть денег.
– Как меняется ваша работа в таких условиях?
– Пытаемся оптимизировать расходы. Но это тоже весьма сложно: посмотрите, сколько стоил, условно, литр бензина в прошлом году и сколько стоит сегодня. Вот и ответ на то, сокращаются у нас затраты или нет. Мы стараемся оптимизировать закупку материалов, объединяя крупные партии, допустим, титан или легированные стали. Это позволяет добиваться скидок у поставщиков и где-то минимизировать возможные потери.
– Ощутимо цены у поставщиков поднялись?
– Ощутимо, но, например, с той же Корпорацией «ВСМПО-Ависма» мы договариваемся о поставках титана по приемлемой для нас цене благодаря многолетнему сотрудничеству и стабильному объему заказа. Раньше это было проще, потому что предоплата по военным контрактам составляла почти 100%. Теперь аванс не более 30–50%. А многие предприятия-смежники, у которых мы закупаем комплектующие, ставят условие: пока не заплатите 100%, ничего поставлять не будем.
– И вам приходится из собственных средств что-то изыскивать?
– А куда деваться? Плюс система финансового контроля за гособоронзаказом добавляет проблем. Так называемые «крашеные» счета – то есть свой «неприкасаемый» счет для каждого контракта – лишили промышленность определенной гибкости. На одном счете может лежать большая сумма денег, а на другом ноль. Если бы не было этих «крашеных» счетов, можно было бы, не беря новых денег у государства или не влезая в банковские долги, заплатить сегодня там, где нужнее. А сейчас не можем!
Чтобы не сорвать госзаказ, мы прибегаем к следующей схеме: у нас есть прибыль, полученная от экспортных сделок. Мы еще до заключения контракта и до получения аванса начинаем проплачивать своим смежникам, дабы не попасть под штрафы. Все вроде хорошо должно быть, но заказчик нам говорит: «Мы рассчитаемся с вами после того, как выполните контракт полностью». А если контракт трехлетний? Знаю, что сегодня обсуждают определенные поправки к существующей схеме. Но пока это не решено.
Мы переходим на обслуживание в «Промсвязьбанк». Пока непонятно, как все будет функционировать: огромное количество счетов, огромная нагрузка и на банк... Он должен дополнительно набирать персонал. А за счет кого это все будет реализовано?
– За счет промышленности, очевидно.
– В точку. Никто же не заинтересован в снижении своей маржи.
– Портфель заказов как сейчас выглядит?
– Прошлые два года доминировал гособоронзаказ, соотношение было примерно 70 на 30, где 70% – это внутренний заказ, 30% – внешний. В этом году картина другая, прирост экспорта больше. Такая волнообразность, конечно, не соответствует интересам производителя. Нам нужны стабильные, долгосрочные заказы со сроком исполнения 5–7 лет. Тогда мы могли бы закупать материалы впрок и знать, что завтра нашу продукцию купят. А экспорт сегодня – ненадежная штука. Какие-нибудь санкции введут, заказчик возьмет и откажется. Или что-то его не удовлетворит, возьмет и не заплатит.
– Санкции в целом повлияли на вас?
– Конечно, мы же не в безвоздушном пространстве живем. Сегодня идет борьба за передел оружейного рынка, причем крайне жесткими методами. Но есть ряд обнадеживающих факторов. Например, Индия, которая сегодня твердо отстаивает свою позицию в отношении России. Наш совместный проект BrahMos находится на финальной стадии принятия на вооружение ракеты в авиационном варианте. В целом, есть десятка два стран, которые сегодня заинтересованы в сотрудничестве.
– Ставку на средства программы поддержки промышленности до 2027 года делаете?
– Конечно! Без федеральной целевой программы, которая, правда, предусматривает и вложение собственных средств примерно в равной пропорции, было бы намного сложнее. Совокупное количество проектов по всем предприятиям корпорации – более сотни. Это где-то в районе 70 млрд руб. И плюс примерно на такую же сумму привлекаются средства из нашей прибыли. Соотношение может быть и 60/40, и 50/50... Но в любом случае – это огромные деньги. Без помощи государства невозможно реализовать все задуманное. При этом и на зарплату надо выделить средства, и на решение социальных проблем, строительство жилья, ремонт цехов… Все требует огромных вложений. А с учетом невысокой рентабельности по военным контрактам жиру точно не наберешься.
– Военные контракты должны будут проходить по линии «Промсвязьбанка», но это не помешает вам, допустим, на какие-то иные цели брать кредиты или размещать средства в других банках?
– Надеюсь. Мы же все-таки акционерное общество. Если все будет зарегламентировано, тогда лучше вернуться к ФГУПам. Думаю, что какие-то средства от внешнеэкономической деятельности сможем размещать там, где условия более выгодные. Мы всегда из этого исходили, когда искали партнеров в банковской среде.
– При реализации госпрограммы вооружения до 2020 года вскрылась следующая проблема: первую пятилетку часть предприятий не контрактовали, перенося их задания на поздний срок, а во вторую пятилетку начали буквально накачивать контрактами. Сейчас такого не повторится?
– Хочется, конечно, избежать ситуации с переносом заказов вправо. Но пока все равно некоторые тенденции к этому сохраняются. Руководство страны и Министерства обороны эти проблемы понимает. Вице-премьер Юрий Борисов, будучи заместителем министра обороны по вооружению, всегда был одним из сторонников заключения долгосрочных контрактов. Алексей Криворучко, новый замминистра, тоже понимает, что нужны многолетние контракты. Может быть, целесообразно вернуться к кредитной схеме, которая неплохо себя зарекомендовала для таких контрактов.
Мы производим продукцию, которая действительно необходима для обороны страны. Не может быть на десять самолетов заказано десять ракет! Я всегда выступал и выступаю за то, что при заказе самолета нужно определить, какой боекомплект ракет различного класса для него необходим. И нужно учитывать, что самолет осуществляет не один боевой вылет. Поэтому важна комплектность. Надеюсь, что в новой госпрограмме вооружения это будет учтено. Тем более, что высокоточное оружие, разработчиками-изготовителями которого мы являемся, остается крайне востребованным.
– Два года назад говорили с Вами о конверсии: это направление как-то развивается или сейчас время не то?
– Считаю, что мы сегодня находимся в положении худшем, чем когда начиналась эта кампания в начале 1990-х годов. Потому что тогда были естественные ниши: отечественные холодильники, телевизоры, машины... Сегодня на рынке бытовой техники все занято. Кроме того, наши станки и наши конструкторы «заточены» на определенную продукцию. Поэтому с бухты-барахты начать переходить на гражданскую продукцию, да простят меня большие руководители, невозможно. Мы, по крайней мере, должны быть уверены, что если мы вложим средства, освоим новую продукцию, подготовим оснастку, технологии, конструкторов, дизайнеров, то будет гарантирован рынок сбыта. Но сейчас этот рынок занят, и как решить эту задачу, никто не говорит.
У нас есть ряд проектов, в том числе с РЖД, с представителями газовой отрасли. Но мое видение такое: есть естественные монополии – нефтяная, газовая, атомная промышленность – они закупают что-то за рубежом. Дайте нам перечень всей этой номенклатуры, чертежи изделий, дайте нам потолочные цены и уберите посредников, чтобы мы напрямую могли общаться с заказчиком. Посредники «съедают» половину рентабельности, а может, и больше. Мы что, с РЖД не сможем напрямую общаться, как общаемся с Минобороны? Вот тогда мы посмотрим и скажем, что на наших станках точно сможем сделать, и сделаем.
Эти вопросы рассматриваются на регулярной основе на советах директоров, мы заняты поиском наиболее оптимальных проектов, которые могли бы реализовать. Целевые показатели в этой области никто не отменял, и для нас они – закон.
– Как проходит интеграция «Гидроприбора» в КТРВ?
– Это холдинг, который обладает богатой историей, но сейчас ситуация в нем непростая. Есть ряд предприятий, которые мне очень нравятся: НИИ мортеплотехники, Завод «Двигатель», «Уралэлемент». А есть и проблемные заводы. К сожалению, на начальном этапе мы нередко слышали: «Вы же головная компания, решайте все за нас!». То, что мы несем ответственность за всех, не значит, что мы пришли с большой соской, и все ею пользуются. Без инициативы на местах, профессиональной и целеустремленной работы директорского корпуса имеющихся проблем не решить.
Самое главное для любого предприятия – наращивать свой продуктовый ряд. Разрабатывать новые изделия, которые востребованы заказчиками, а не жить одной только историей! Да, музей на «Гидроприборе» шикарный: описывает все, что делалось с начала прошлого века до сегодняшнего дня. А где новые торпеды? Где новое подводное оружие, которое можно было бы и здесь показать, и на зарубежных рынках предложить?
– С «Дагдизелем» тоже все непросто?
– Ситуация на «Дагдизеле» (завод в Дагестане, входит в Концерн «Гидроприбор» – «Ъ») сложная: но ей просто не занимались десятилетия. Если не пытаться загрузить завод, то с чего ситуация должна улучшиться? Я всегда спрашиваю: а как было в Советском Союзе? Почему там работало до 15 тысяч человек – и не было тяжело? Предприятие оптимально расположено: у моря, есть все возможности для испытания оружия. Дагестан – наша страна, и наша задача – дать людям возможность работать. Бывал там не раз и по производственным делам, и как доверенное лицо Владимира Путина, встречался с различными людьми, с молодежью, с коллективом. За последние два года построен прекрасный цех, оборудован современными станками.
Сейчас «Дагдизель» вместе с ГНПП «Регион» вышли на госиспытания одного из изделий, которые должны закончить в этом году. Контракт уже парафирован. И тогда у предприятия будет перспектива и значительная загрузка. Все это дается упорством и кровью: за заказы борются все, но надо доказать, что заказывать нужно именно у нас. Мы – лучшие.
– А в чем принципиально отличается новое изделие?
– В целом, развитие торпедного вооружения основывается на совершенствовании ряда характеристик. Торпеда должна быть малошумной, чтобы она могла дальше видеть цель, чтобы у нее был хороший запас хода, была большая скорость, чем у той цели, которую она догоняет, – иначе она просто бесполезна. У нее должны быть хорошие «мозги», которые ею управляют. И торпеда как раз разрабатывается исходя из этих требований.
– Быстрее, выше, сильнее?
– Новые «мозги» – вот что главное. По понятным причинам не могу подробно обо всем рассказывать, но по большому счету работы по проекту «Футляр» являются серьезным продолжением темы «Физик». А вот изделие «Дагдизеля» – это, по сути, первая торпеда в своем классе, которая разработана в российское время. В последнее десятилетие.
– У Минобороны в последние годы было весьма осторожное отношение к финансированию НИОКР. Оно как-то поменялось?
– Оно таким и осталось, но это объяснимо. Многие понимают важность и необходимость создания научно-технического задела, но есть и экономическая составляющая. Можно замахнуться на все что угодно, но и про соразмерность нельзя забывать. В этом плане нам помогают и Минпромторг, и Минобороны, и «Роскосмос». У нас есть серьезные проекты, которые не просто зафиксированы на бумаге, а уже близки к воплощению.
– Очевидно, что речь идет о гиперзвуковых разработках. Чем российские изделия отличаются от китайских или американских?
– Не берусь оценивать состояние разработок по этой теме в США и Китае: все умеют запустить в СМИ дезинформацию, что, в общем-то, даже правильно (смеется). Мне не хотелось бы рассуждать о том, обогнали мы кого-то или нет. Работы по теме гиперзвука подразумевают решение огромного спектра научно-технических задач. Можно в чем-то одном вырваться, а другое, если у вас не будет к этому моменту задела, упустить и остановиться в развитии.
– Для Вас гиперзвук – это что?
– Я имею в виду «авиационный» гиперзвук как наиболее сложный. Когда с авиационного носителя запускается изделие, которое продолжительное время, не выходя за сверхвысоты, выполняет управляемый гиперзвуковой полет со скоростью более 4-5 Махов. Достичь такой скорости в достаточно плотных слоях атмосферы на высоте от 10 км до 30 км, при постоянно работающем двигателе технически сложно. При этом на головку самонаведения приходится колоссальная нагрузка, поскольку из-за скорости на ее поверхности образуется плазма. Головной обтекатель должен сохранять радиопрозрачность, чтобы головка «видела» цель и реагировала на целеуказания. Чтобы достичь этого, обтекатель должен быть сверхпрочным. То есть, он должен выдерживать тепловые и скоростные нагрузки, а также быть прозрачным в определенном диапазоне длин волн. Нужны жаропрочные материалы, которые способны выдержать температуру в 2,5 тысячи градусов по Цельсию на острых кромках изделия. И у всех разработчиков остро стоит вопрос о сохранении приемлемых габаритов изделия. Нужны новые двигательные установки и так далее.
– Сколько времени прошло с момента, когда было решено разрабатывать российский гиперзвуковой блок?
– В Советском Союзе была тема «Холод». И если бы не было этих разработок, то при таких вложениях в ОКР и НИОКР, особенно как в 1990-х годах, ничего бы у нас сейчас не было. Помните былину про то, как Илья Муромец 33 года пролежал на печи, потом встал и с врагами разобрался? Так в реальности не бывает!
– Из сирийской кампании КТРВ какие уроки вынесла?
– Применение изделий в реальных боевых действиях является тем индикатором, который показывает правильность или неправильность всего, что делалось. Испытания в рамках полигонов, учения проводятся – без этого никак. Сегодня применяется и математическое, и полунатурное моделирование и т.д. Чем была важна Сирия? У нас полигонов с такими климатическими условиями нет: жара, от земли поднимается сильнейшее марево, ветра, песчаные бури. Поэтому не было до Сирии возможности испытать изделия, например, с лазерной головкой самонаведения в таких условиях. Мы не предполагали, что подсветка из-за миражей может «уплыть». Принцип действия лазерного оружия такой: есть подсветчик цели. Головка видит отраженный сигнал лазера и наводится в точку отражения сигнала. Лазерное оружие считается в идеальных условиях самым точным оружием, но дальность его действия во многом зависит от прозрачности атмосферы. Не буду скрывать: в реальных боевых условиях были обнаружены различные недоработки. Для нас сирийская кампания стала серьезным испытанием.
– Много пришлось дорабатывать впоследствии?
– Что-то не потребовало доработки, а где-то были внесены коррективы. Чем сложнее оружие, тем больше приходилось задумываться, а почему что-то пошло не так, почему в идеальных условиях поражение цели происходит штатно, а там вдруг нет. И это очень серьезный вопрос. Ведь «поставить крест» на хорошем изделии легче, чем доказать его преимущества. Приведу пример с корректируемыми авиационными бомбами. Пришлось проделать гигантскую работу. Мы сделали не самое дешевое оружие по сравнению со свободнопадающими бомбами. Нам говорили, что гравитационная бомба достаточно эффективна благодаря новому методу целенаведения. И пришлось спорить! Таблицы, координаты – это все хорошо. Можно правильно составить аэродинамические таблицы, но при сильном ветре такую бомбу может снести на несколько сот метров, потому что у нее нет системы корректирования.
– Для чего военные провели пуск ракеты с берегового комплекса «Бастион» по наземной цели? В чем смысл?
– Ракета этого комплекса изначально «заточена» на морские цели. А согласитесь, что обнаружить корабль в море проще, чем выделить нужный объект, например, в промышленной застройке. В то же время иметь универсальную головку самонаведения и для моря, и для суши экономически оправданно. Поэтому были проведены определенные доработки ракеты и апробированы в реальных условиях.
– Вы 15 лет возглавляете КТРВ. Чем больше всего гордитесь?
– Тем, что за это время корпорация стала ведущим мировым производителем оружия. Она поднялась с 87 на 25 место в рейтинге американского издания Defense News TOP-100. Главное, что корпорация динамично развивается в соответствии с государственной и федеральными целевыми программами развития ОПК, программой инновационного развития и стратегией, утвержденной Cоветом директоров. Последние два года Cовет возглавляет Борис Вячеславович Грызлов, которого ценю и уважаю за высокий профессионализм и интеллигентность, что способствует решению стоящих перед нами задач.
В целом, сегодня мы объединяем четыре десятка заводов и конструкторских бюро. Сложился, как мне представляется, достаточно рабочий коллектив, для которого взаимовыручка и чувство плеча являются не последними словами. Этим живу и горжусь.
На снимке: (слева направо): председатель Совета директоров АО «КТРВ» Б.В. Грызлов, генеральный директор КТРВ Б.В. Обносов.

(Материал опубликован в газете «Коммерсантъ» №199
от 30.10.2018 г. и на сайте  www/kommersant.ru/12456)

 



НАПУТСТВЕННОЕ СЛОВО МОЛОДЕЖНОМУ ОБЪЕДИНЕНИЮ ОТ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРОФСОЮЗНОГО КОМИТЕТА ВЕНИАМИНА АЛАЙКИНА

Дорогие друзья! Уважаемые сотрудники, наше молодое поколение! Уже много было сказано по поводу вашего участия в организованном молодежном движении, как на нашем предприятии, так и вне его.
Самое главное в работе молодежного объединения для тех, кто принял такое решение, - это умение сочетать в себе два разных направления в жизни предприятия - успешная трудовая деятельность в деле выполнения качественно и в срок производственных заданий и общественная нагрузка, которая позволит вам открывать новые горизонты в молодежном движении, вовлекать молодежь в различные мероприятия в своей деятельности, и чем разнообразнее будут программы, проводимые вами, тем интереснее станет и ваша жизнь.
Я как председатель профсоюзного комитета предприятия буду рад, если вы в своей работе по привлечению молодежи предприятия к активной общественной деятельности будете руководствоваться не только современными формами и методами, но и возьмете на вооружение проверенные временем молодежные программы ваших предшественников - комсомольских активистов.
Профсоюзный комитет, в свою очередь, будет помогать вам в реализации ваших программ. При нашем Общероссийском профессиональном союзе работников общего машиностроения есть свой молодежный актив, который руководит и взаимодействует с молодежными советами первичных профсоюзных организаций отрасли. Они готовы к общению. Делитесь знаниями и приобретенным опытом работы в этой непростой, но очень интересной общественной деятельности.
В добрый путь!





ФОТО-КИНО-ВИДЕОПРОФЕССИОНАЛЫ

15 декабря отдел кино-видео-фоторабот отметит свое 60-летие

15 декабря 1958 года по приказу главного конструктора В.Н. Челомея была создана кинофотолаборатория, которую сегодня все мы знаем как отдел 00-37. Сложно переоценить значимость этого подразделения в жизни нашего предприятия. На протяжении многих десятилетий главная задача его сотрудников состоит в том, чтобы увидеть, запечатлеть и сохранить на пленке, а в наши дни – и в цифровом изображении – уникальные моменты истории фирмы, из которых складывается фото- кино- видеоархив предприятия.
Фотографы, кинооператоры, фотохудожники, хранители времени, превращающие повседневный труд в славную историю, в канун 60-летнего юбилея своего подразделения с удовольствием поделились с корреспондентом газеты своими секретами мастерства и маленькими историями.

На сотрудников отдела всегда возлагались ответственные, и даже рисковые задачи. Они участвовали во множестве уникальных экспедиций, в съемках и создании фильмов по всей тематике предприятия. И хотя чаще всего сотрудники подразделения 00-37 оставались и остаются по ту сторону объектива и камеры, благодаря их труду мы можем наблюдать уникальные кадры, на которых запечатлен выдающийся конструктор, основатель нашего предприятия В.Н. Челомей. Также на этих кадрах сохранились мгновения подготовки и пуска с космодрома «Байконур» пилотируемых станций «Салют-3» и «Салют-5» (проект «Алмаз») и автоматических космических станций «Алмаз». Момент, когда из широких ворот МИК под яркими лучами весеннего солнца медленно выкатывается готовый к пуску носитель «Протон», надолго сохранится и будет передан последующим поколениям наших работников именно благодаря труду сотрудников отдела 00-37. Такие важные вехи в жизни нашей фирмы, как визит Президента России В.В. Путина в 2002 году, Президента России Д.А. Медведева в 2009 году и Президента Республики Индии, доктора А. П. Дж. Абдула Калама в 2005 году, тоже останутся в нашей памяти именно благодаря им. Надо сказать, что и в жизни газеты «Трибуна ВПК» сотрудники отдела 00-37 играют огромную роль. Именно их материалами проиллюстрированы наши публикации.
«Когда только зарождалась космическая отрасль, кино и фотосъемка были неотъемлемой частью всех испытаний и полетов. Во времена, когда наше предприятие возглавлял академик Владимир Николаевич Челомей, первым руководителем кино-фотолаборатории был Антон Семенович Панов, фронтовик. Под его руководством в 1958 году была организована кино-фотолаборатория. Организована она в соответствие с Приказом Генерального конструктора №32р от 15 декабря 1958 года», – рассказал начальник отдела Ю.А. Власов.
С момента основания подразделения испытания и пуски всех изделий нашего предприятия обязательно документировались на пленку. Все они хранятся в архиве предприятия, какие-то из них постепенно рассекречиваются, другие – до сих пор под грифом.
«История создания ракетно-космической техники, которая разрабатывалась у нас на предприятии, запечатлена практически полностью. Начиная с самолетов-снарядов 10Х и по всей линейке разработок по всем трем направлениям. Предприятие «росло», производственная тематика расширялась. В 70-х годах был организован отдел 130, начальником которого стал Георгий Яковлевич Глоба. Отдел был большой, в него входило много групп. Это были: художники, группа размножения технической документации, фотогруппа, киногруппа и группа технического описания. Коллектив у нас всегда был очень дружным и творческим. Я считаю – это мое личное мнение – профессия «инженер» – одна из самых творческих. Потому что, как можно видеть, из инженеров получаются достаточно хорошие и сатирики, и артисты, и писатели. А вот чтобы было наоборот… таких случаев я не знаю», – признается Юрий Анатольевич.
Сотрудников отдела всегда отличало творческое и ответственное отношение к работе.
«Люди буквально «горели» на работе. Съемку производили в любое время, оставались после работы, если это было нужно. Да и сегодня у нас в отделе сохраняется такая же атмосфера. Помимо уже названных начальников отдела, важно вспомнить А.С. Графенбергера (отдел тогда имел шифр 01-30) и С.В. Степанова, который возглавлял отдел с августа 1997 года по июнь 2017 (шифр у отдела был 00-31). А также наших кадровых работников: М.К. Популина, Б.Д. Рязанцева, Т.С. Михееву, О.Н. Лябина, О.В. Тюрина, В.П. Депутатова, А.Ф. Растокина, Е.А. Шустрова, А.Е. Сакеллари. И, конечно, нельзя не сказать об одном из наших самых известных коллег – Игоре Федоровиче Куликове. Его знают как отличного фотографа, участника многих выставок, вернисажей. Этот человек действительно умел «останавливать мгновение» и делать его прекрасным. Он не просто обладал талантом, он постоянно повышал свой профессиональный уровень, окончил ВГИК.
Силами сотрудников кино- и фотогрупп сняты моменты создания и испытания первой крылатой ракеты Челомея – П-5, ее последующих модификаций, семейство баллистических ракет УР-100, ракета-носитель «Протон» и многое другое. Все это документируется, все это снимается. Сегодня у нас очень богатый архив видеодокументов, и их наличие помогает нам рассказывать о славной истории предприятия на центральных, региональных и местных телеканалах», – поясняет Юрий Анатольевич.
С середины 90-х годов начинается новая цифровая эра фотографии и кинематографа, начинают уходить в прошлое пленочные технологии, «цифра» все увереннее входит в жизнь. Отдел идет в ногу со временем – закупается новая фото и видеотехника – «Зениты» и «Конвасы» меняются на цифровые фотоаппараты «Canon» и видеокамеры «Sony».
Применение современных технологий в фотографии и видео, наличие многочисленных приложений для обработки и монтажа отснятого материала открыли новые возможности для творчества, позволили достичь еще большей творческой свободы, сделали ее практически безграничной. Продолжалось планомерное развитие отдела.
В 2017 году, в соответствии с приказом Генерального директора, отдел 00-31 был реорганизован, получив новое шифровое обозначение 00-37 и был подчинен помощнику Генерального директора М.Ю. Левицкому. Под его руководством были определены все основные функции отдела, исключены некоторые несвойственные ему задачи, и он снова стал отделом кино-видео-фоторабот.
Кроме съемок оборонной тематики, отдел уже 15 лет участвует в производстве фильмов об итогах работы предприятия за прошедший год.
«Это как раз одно из наших достижений – съемка людей труда, запечатление в кадре творческих моментов создания новой техники. Мы стараемся снимать жизнь предприятия во всех ее проявлениях, во всех ее красках. Творчество, по-моему, – это способность ярко и эмоционально мыслить, применять новые художественные приемы, целостно воспринимать и стараться показать другим людям в своих работах всю красоту и полноту Божьего мира – и такие сотрудники составляют коллектив отдела 00-37»,– признается Юрий Анатольевич.
Некоторые из сотрудников отдела накануне славного юбилея подразделения поделились с редакцией газеты «Трибуна ВПК» своими историями и секретами мастерства.
Леонид Варламов, начальник сектора, работает в отделе уже 10 лет: «В отделе я работаю с 2008 года. Во времена студенчества отец и дед проходили на предприятии практику, они и посоветовали прийти в НПО машиностроения. Больше всего нравится фотографировать людей, особенно за работой. Это самые живые репортажные съемки, они очень запоминаются. Нравится, кстати, делать фотоматериалы для газеты «Трибуна ВПК», на страницах часто выходит много очерков, интервью, репортажей, которые нужно иллюстрировать. Фотографии для таких материалов обычно живые, динамичные, в одном кадре – целая история. Живое общение с людьми – главное, что мне нравится в работе».
Анастасия Саранцева, техник II категории: «В отдел я пришла почти год назад. Специальность у меня – реклама и связь с общественностью. В своей работе люблю все! Я с детства увлекалась фотографией. Фотографировала и людей, и природу. Мне очень нравится на снимках передавать красочные цвета, оттенки. Люблю фиксировать и переносить на снимки спектр красок, человеческих эмоций. Ощущаю себя в такие моменты просто художником. Мне нравится творить. В НПО машиностроения у меня работает мама, сестра, дедушка, работала бабушка, отец. Так что, в принципе, мой профессиональный путь был предопределен (улыбается). В отделе у нас очень креативный, творческий и добрый коллектив. Из тех съемок, на которых довелось побывать, особенно запомнился репортаж с открытия монумента «Крылатая ракета «Метеорит». Это была моя полноценная профессиональная съемка, я очень прониклась историей нашего предприятия, грандиозностью воплощаемых в его стенах идей».
Леонид Орищенко, начальник сектора: «В отделе я работаю с конца 2010 года, мы пришли в одно время с моим коллегой Иваном Сергеевым. Мне довелось поработать и перенять опыт у наших ветеранов Сергея Викторовича Степанова и Бориса Дмитриевича Рязанцева. С Борисом мы побывали в нескольких командировках, там и произошло мое первое «боевое крещение» на предприятии», – рассказывает он.
История увлечения Леонида фотосъемкой началась с фотоаппарата «Зенит» и проявки пленок вместе с отцом. По специальности Леонид инженер по автоматизированным системам. Так что молодой человек наглядно подтверждает мнение Ю.А. Власова о том, что «инженер» – самая творческая специальность. На фотоаппарате Леонид не остановился, он увлекся видео и киносъемками, освоил специальные программы.
Сегодня в ведении отдела находится также архив с уникальными документальными фильмами. На них запечатлены моменты с самого основания предприятия и вплоть до настоящего времени. Архив бесценен, с ним нужно уметь обращаться и очень бережно хранить память прошлых лет. В отделе знают и умеют правильно обращаться со старыми фото-кинопленками и магнитными лентами. В подразделении хранится много материалов, рассказывающих не только о проведенных испытаниях изделий по тематике предприятия и официальных встречах. Большое количество архивных кадров посвящено истории оздоровительного лагеря «Киржач» и базы отдыха «Рассвет». Каждая съемка, каждая работа над каким-то материалом важна и интересна, ведь работники отдела 00-37 запечатлевают историю нашего предприятия. Зачастую, материал, снятый много лет назад, бывает актуален и востребован сегодня.
Неудивительно, что представительниц прекрасного пола в отделе не так много. Тяжелое снаряжение (камера весит немало, а к ней штатив и прочий инвентарь), дальние и достаточно длительные командировки. Это та обратная сторона творческого и вдохновенного труда, которую не каждому мужчине под силу выдержать. Но, тем не менее, в отделе всегда рады новым талантливым специалистам. Буквально два года назад в отдел пришел Сергей Лукаш. Он ведущий специалист отдела.
За это время он побывал во многих командировках. «С декабря прошлого года удалось побывать на многих базах и полигонах нашей необъятной Родины», – рассказывает Сергей.
По его словам, даже запечатленное мгновение испытаний изделий по тематикам нашего предприятия не передает всех эмоций, которые испытываешь, когда воочию видишь опытные образцы в действии. «Это поистине грандиозно, испытываешь невероятную гордость! Но все же, хотелось бы, чтобы эта техника никогда не применялась в боевой обстановке», – говорит Сергей.
По образованию молодой человек военный журналист, а к нам на фирму пришел из шоу-бизнеса. Признается, что в один момент просто устал, захотел чего-то более стабильного. В АО «ВПК «НПО машиностроения» работает супруга Сергея, она и посоветовала ему попробовать устроиться на предприятие. «Долгое время я работал со звуком, был звукорежиссером, – рассказывает Сергей, – но вообще приходилось заниматься многим, и камеру в руки брать, и музыку писать». К слову, в одном из ежегодных фильмов об итогах работы предприятия звучат треки, написанные именно Сергеем, а возле рабочего места у него висит гитара.
Вот такие они – наши творческие коллеги из отдела 00-37.

На снимках: 1. Л. Орищенко, Л. Варламов, С. Лукаш (слева направо) во время одной из недавних рабочих командировок.
2. Ю.А. Власов (в центре) проводит рабочее совещание в отделе 00-37.
Рина КАЛЬМУС
Фото из архива предприятия