30 ИЮНЯ – ИСПОЛНЯЕТСЯ 106 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ОСНОВАТЕЛЯ И ПЕРВОГО РУКОВОДИТЕЛЯ АО «ВПК «НПО МАШИНОСТРОЕНИЯ» АКАДЕМИКА В.Н. ЧЕЛОМЕЯ

Владимир Николаевич Челомей – выдающийся ученый с мировым именем в области механики и процессов управления, Генеральный конструктор авиационной, ракетной и ракетно-космической техники, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трижды лауреат Государственных премий, создатель и первый руководитель НПО машиностроения, академик.

К этой дате мы публикуем отрывок из мемуаров А.И. Шахурина «Крылья победы». В нем рассказывается о начальном, московском, периоде трудовой биографии В.Н. Челомея, связанном с созданием первых беспилотных образцов авиационной техники.

В начале пути
«Хотелось бы сказать и о мало кому известной странице отечественного самолетостроения – создании в этот период в нашей стране беспилотной авиационной техники, связанной с именем ученого и конструктора Владимира Николаевича Челомея. Еще совсем молодым человеком он стал заниматься так называемыми «пульсирующими» двигателями – новым типом воздушно-реактивного двигателя, где система всасывания и выхлопа автоматически управлялась … самим рабочим процессом двигателя.

… Мы обратили внимание на двигатель уже в ходе войны при несколько необычных обстоятельствах. Первый запуск двигателя относился ко второй половине 1942 года. Однажды ночью в одном из районов Москвы, где располагался ЦИАМ, началась сильная «стрельба», длившаяся несколько десятков секунд. Стали выяснять ее причину. Оказалось, это известил о своем рождении «пульсирующий» двигатель В.Н. Челомея. Двигатель делал ни много ни мало, а 50 «выстрелов» в секунду. Да каких «выстрелов»! Сильнее любой скорострельной пушки. Вот и создавалось впечатление, что в Москве ночью шла стрельба, хотя налета вражеской авиации не было.

Когда разобрались, в чем дело, я и командующий ВВС генерал А.А. Новиков поехали в ЦИАМ. Прошли в бокс, где был установлен новый двигатель и находился сам Челомей. Конечно, нам захотелось увидеть его детище в работе. Владимир Николаевич предложил уйти из бокса при его запуске, но мы с Новиковым сказали, что будем находиться здесь, чтобы просмотреть все от начала до конца.

Грохотал двигатель действительно невероятно. Выдержать его шум было почти невозможно. Но мы остались довольны увиденным. Что мог дать этот «пульсар»? Выяснилось, что на базе такого двигателя можно построить снаряды типа самолетов-снарядов и подвешивать их под тяжелые бомбардировщики. Не долетая до цели несколько сот километров, летчики могли отправить эти снаряды в дальнейший полет. Самолеты в данном случае не входили бы даже в зону противовоздушной обороны противника. Заманчивая идея.

Челомею было сказано:
Продолжайте совершенствовать двигатель, а мы подумаем, как развернуть эту работу.

Вскоре в ЦИАМе под руководством В.Н. Челомея стал конструироваться беспилотный аппарат с «пульсирующим» двигателем. В течение 1943 года эта работа в основном была завершена. Дальнейший толчок развитию беспилотной техники дало появление у гитлеровцев самолетов-снарядов ФАУ-1, которые в июне 1944 года, после высадки союзных войск во Франции, впервые применили для ударов по Англии. Хотя точность ФАУ-1 была невысокая, но возможность использовать их в любую погоду и в любое время суток давала врагу большие преимущества. Стартовые установки для запуска этих боевых ракет были построены на побережье Ла-Манша.

Узнав о применении фашистами нового оружия, а это случилось 13 июня 1944 года, меня, А.А. Новикова и В.Н. Челомея вызвали в Государственный Комитет Обороны (ГКО) и поставили задачу: создать новое оружие – беспилотную боевую технику. Появилось соответствующее решение ГКО. Владимир Николаевич Челомей был назначен Главным конструктором соответствующего завода.

Уже в декабре 1944 года десятки отечественных самолетов-снарядов были испытаны с помощью самолетов Пе-8, а позже на самолетах Ту-2 и Ту-4. Эффект их применения оказался чрезвычайно сильным. Если учесть, что при ударе по противнику сохранялись дорогостоящие самолеты и первоклассные летчики, а также то, что стоимость изготовления подобных снарядов была весьма невелика и можно было наладить их массовое производство, то понятно, какое дополнительное оружие получали Вооруженные силы для скорейшего разгрома врага. В начале 1945 года мы были готовы применить его.
Но ЦК ВКП(б), Советское правительство приняли решение отказаться от применения этого оружия. Не менее сильное и, пожалуй, более эффективное, чем у врага, оружие у нас было, и гитлеровцы знали о нем. Но мы не стали уподобляться фашистским варварам, «воевавшим» с помощью своих ФАУ с мирными жителями Британских островов. Ведь наибольший эффект приносило применение самолетов-снарядов по городам, где было много мирного населения. А советский народ сражался только с гитлеровской армией, а не с мирными жителями Германии. Поэтому готовые к бою эскадрильи тяжелых бомбардировщиков с подвешенными к ним снарядами, получившими наименование «10Х» (десятая модификация неизвестного оружия), так и не взлетели со своих аэродромов для нанесения боевых ударов.

Но эта работа не была напрасной: все сделанное позволило нам уже в послевоенное время начать мирное освоение космоса, в чем большая заслуга известного ученого и конструктора авиационной, ракетной и космической техники, дважды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственных премий академика Владимира Николаевича Челомея».

Наша справка
Алексей Иванович Шахурин (1904-1975 гг.) – в 1940-1946 годах нарком авиационной промышленности СССР, генерал-полковник инженерно-авиационной службы, Герой Социалистического Труда.
Мемуары А.И. Шахурина «Крылья победы» посвящены как его деятельности на этом посту, так и работе авиационной промышленности страны в целом.

подготовила Наталья Тарасенко

Фото из архива предприятия